(Сл. Л. Козынюк)

 

Упала детская слеза в мои ладони,

Как будто сердце обожгла она огнем.

И хоть я не был сиротой, но тотчас понял:

Какую боль она таит, какую боль…

Обиды полные ручьи из глаз струятся,

И душу разрывает слово «почему»:

Есть мамы у других детей, а мне лишь снятся

Ее глаза, чтоб вновь исчезнуть поутру.

 

Где ты, родная, ну, где ты, родимая, где ты?..

Думаешь, что далеко от судьбы убежишь?..

Мама, вернись!.. И я больше не буду конфеты

Каждую ночь для тебя под подушку ложить.

Я календарик помятый достану с кармана,

Где я кружочками каждый денек обводил.

Верилось мне, что, вот-вот —  и появится мама…

Где ты, родная, ну, где ж ты, родимая, ты…

 

А сколько их, лишенных радостного детства,

Мечтает навсегда покинуть интернат.

В кругу сирот так много для отцовства места,

Но мало тех, кто их забрать в семью хотят.

Сердца детей открыты настежь перед Богом,

Ведь Он назвал Себя Отцом для всех сирот.

И на земле в любовь всего одна дорога,

Она всегда к служенью ближнему ведет.