«В нашей семье сейчас воспитывается 11 детей. Мне всегда трудно называть одних биологическими, а других приемными, потому что они все наши дети, которые дал нам Бог. Когда мы открыли свое сердце для сирот, у нас было уже 4-ро детей. Документы были оформлены, мы молились, чтобы Бог дал нам ребенка-сироту, и здесь приходит известие, что мы ждем собственного ребенка Мирослава. Это не было в наших планах, но это был замысел Бога.

         Первых детей, на которых откликнулись наши сердца, было трое, и муж сказал, что он не готов. Мы продолжали молиться, и когда пришли в службу СД снова, нам предложили детей — и их опять было трое. Вот так в нашей семье вместо 5 стало 8.

 

О каждом, принятом в нашу семью ребенке, мы слышали голос Бога и шли выполнять Его волю. Не всегда без борьбы… Но благодарим Господа за Его великую любовь к нам, за Его доверие!»

 

Такими краткими, но наполненными любви к детям, словами поделилась Елена Гирчук. «Красиво писать – нужен талант, — призналась женщина. Пусть о нашей семье хорошо скажут другие, и свидетельством этого пусть станут наши дела.»

 

Мы задались целью и нашли несколько статей в интернет-изданиях о семье Гирчук.

 

 

1.      У крымского отца-спасателя — 4 дочки и 4 сыночка. Начальник отдела ГО усыновил троих детдомовцев. (Газета «Все, что нужно знать СЕГОДНЯ от 1 июня 2011г.)

 

Севастопольскому спасателю Василию Гирчуку для счастья в жизни не хватает микроавтобуса, чтобы со своей детской стайкой выезжать за город. Кроме родных дочек — 16-летней Ангелины, 13-летней Алены, 5-летней Дарины и сына — 11-летнего Антона, у спасателя появились еще усыновленные 7-летний Саша, 3-летний Никита и 5-летняя Аня. А на днях супруга Елена подарила ему еще одного наследника — здоровенького крепыша Мирослава.

Взять к себе в семью неродных детей для Василия, работающего начальником отдела гражданской обороны Севастополя, было сродни подвигу: если на работе он принимает решения за считанные минуты, то над таким шагом он думал годами. Его профессия не предполагает большой семьи: тяжело рисковать ежедневно жизнью и постоянно думать о тех, кто ждет тебя дома. К тому же, еще лет пять назад Гирчук жил совсем в других условиях: вместо 3-комнатной квартиры в центре города-героя — он с супругой и старшими дочками ютился в общежитии военного городка — в поселке Голландия. «Мысль об усыновлении родилась 10 лет назад, в силу различных причин мы то принимали ее, то отказывались. С прошлого года мы обсуждали вопрос с нашим детьми, — вспоминает отец. — Правда, не предполагали, что возьмем троих. Когда начали оформлять документы, посетили один детдом, присмотрели себе дитя, но оказалось, у него еще сестра и брат. Ушли, не приняв никакого решения, потому что больше двух брать не собирались. Через время вернулись — а они троицей так и остались. Значит — судьба!».

Гирчук не разделяет ребят на «своих» и «чужих» — для каждого находит слово, гордится каждым ребенком. «Это счастье — приходить домой, а тебя встречает целая гурьба! Настроение и мысли меняются на позитив, все рабочее «закрывается». «Мы удивлены, что приемные влились в семью, как будто все время с нами и были. Особенно мы переживали за старшую Ангелину, но малыш Никита расположил ее сердечко: она садится уроки делать, он к ней на колени забирается — просто воспринимает ее, как маму». Или Саша, попав в семью, сразу же заявил: «Папа, я хочу быть похожим на тебя — хочу такую же прическу и форму, как у тебя», — рассказывает счастливый папа. И добавляет, что проблем с ребятами нет и не было, только постоянно хотят есть — в первые дни каждые пять минут просили кушать.

По словам Елены Гирчук, лет десять назад она не была готова к такому количеству детей. «Друзья усыновили мальчика, когда мы приезжали в гости и видели их потомство и этого ребенка, наблюдали за ними — мы понимали, что не готовы. Так как не чувствовали ничего, кроме жалости, да и условий не было». Супруга рассказывает, что Василий часто говорил — боюсь, не хватит любви — у нас же есть свои дети. «Я чувствую мужа, его мысли, состояние, когда на службе тяжело. Когда мы пошли первый раз в детдом на какой-то праздник, поняла: сейчас он думает о детях! Спрашиваю, так ли — он отвечает: Да! Я не знаю, кто они, но их уже люблю. Для меня это — знамение свыше: пришло время, и останавливаться не нужно».

 

«Гирчук всегда и во всем берет на себя ответственность — ни разу еще не было, чтобы он от чего-то отказался или не пошел на риск, если от него зависят чьи-то жизни, — говорит специалист отдела гражданской защиты, лейтенант Вадим Сахник. — Так что всем его детям повезло — он никого не даст в обиду, воспитает их настоящими людьми». Какие сюрпризы готовятся в этот раз, спасатели скрывают.

 

 

 

2.     Что заставляет небогатых украинцев усыновлять детей (газета КП в Украине от 27 февраля 2013г).

В семье подполковника МЧС Василия Гирчука из Севастополя восемь детей: пять родных и трое усыновленных. Елена и Василий и сами выросли в многодетных семьях, так что все это для них дело привычное. Но что заставило воспитывать не только своих кровных? 

 

Елена рассказывает, что к усыновлению ее подтолкнул случай, который произошел несколько лет назад. Она с подругами помогала детским домам. 

 

— Мы принесли в детдом продукты и увидели, что один мальчик стоял в сторонке, к еде не притронулся, — вспоминает Елена. — А когда мы спросили, почему он не кушает, малыш расплакался. «Я не хочу кушать, я на ручки хочу», — сказал он и посмотрел на меня. 

 

Елена была поражена. Она рассказала о случившемся мужу. Тот подумал немного и решил — усыновить! 

 

Усыновить ребенка — сложное решение. Еще сложнее было согласовать этот вопрос с собственными детьми. Те, кто помладше, рассказывают Гирчуки, сразу согласились. А старшая дочь протестовала. Пришлось 13-летнюю Ангелину успокаивать. Родители сказали ей, что не будут никого брать, пока она не захочет сама. Правда, девочке предложили подружиться с ровесницами из интерната. Месяца через три она сама пошла к родителям: 

 

— Давайте усыновим ребенка. У каждого должны быть мама и папа. 

 

Было еще одно разногласие между супругами: Елена хотела усыновить двухлетнего Никитку и его семилетнего брата Сашу, Василий сомневался, ведь у мальчиков была еще сестричка — пятилетняя Аня. В итоге взяли всех троих. Дети очень быстро влились в новую семью. 

 

— У меня часто спрашивают, действительно ли я люблю всех детей одинаково. Поверьте, да! — говорит Елена. — Для меня нет разницы — усыновленный ребенок или родной. К Сашеньке из детдома я привязана по-особенному, он мягкий, послушный и внимательный. 

 

Часто говорят, что усыновление у нас в стране происходит ради денег. Ведь выплаты за ребенка стали очень большими после 2005 года. Думаете, это тот случай? Смотря на счастливых папу и маму и многочисленное семейство Гирчуков — все воспитанные, ухоженные, аккуратно одетые — понимаешь: однозначно нет. 

 

Василий Гирчук рассказывает: когда дети стали подрастать, в трехкомнатной квартире всем стало тесно. Но подавать заявку на расширение он принципиально не стал. Обиделся на чиновников, которые ему прямо в глаза говорили: усыновляешь из корысти — хочешь жилплощадь увеличить. Он им тогда ответил: «Моя семья вас никогда ни о чем не попросит». 

 

— Кому-то суждено быть мэром города, кому-то высоким начальником, а кому-то воспитывать детей, — объясняет Гирчук свое кредо. — У нас есть любовь, которой мы можем поделиться с детьми, подарить им кусочек счастья, изменить их жизнь к лучшему. Думаю, такое наше предназначение. 

Стати взяты с сайтов:

и

Слава Севастополя